Укус змеи в белизне ночи


Укус змеи в белизне ночи
Статьи о музыке




 

Чуть более 20-ти лет назад, 10 июня 1994 года, в Санкт-Петербурге состоялся третий музыкальный фестиваль «Белые ночи«. По составу участников, он стал, пожалуй, лучшим, а безусловным его украшением стало выступление недавно возрождённых Whitesnake. Лишний раз вспомнить это чудесное время позволит представленный ниже репортаж с места событий.

Примечание: в оригинальной статье было представлено 2 фотографии группы конца 80-х, абсолютно не соответствующих содержимому, поэтому я решил заменить их на фото с концерта Whitesnake — White Night in Russia 1994.

Программа фестиваля всегда остается неизменной: конкурс молодых исполнителей, среди которых умудряются находить наиболее бездарных, а жюри присуждать им крутые призы, и выступления гостей — всемирно известных поп-звезд и рок-групп. Оставим молодежь в покое и бросим беглый взгляд на грандов. Фестиваль 1-ый. Блин, понятно, комом, но заявка сделана серьезная — UFO и Jethro Tull окно в Питер прорубили. С UFO случился тогда курьез, который афишировать не стремился никто, кроме Пита Вэя, имевшего неосторожность обмолвиться о занятном случае в одном из телефонных разговоров с редакцией. Дело было так: сидели два родоначальника UFO, басист Пит Вэй и певец Фил Могг, у себя в номере, как вдруг навалилась на них, как гром с ясного неба, следующая новость: выступать на Дворцовой Площади группе придется под фанеру! Скандалить с организаторами или отчаливать на родину несолоно хлебавши было в лом, оставалось одно — пить горькую. Выпито было немало, и до сцены смог добраться только Могг. Этот концерт стал легендарным из-за двух вещей: первое — это было единственное шоу, когда группа предстало перед публикой без басиста, второе — прилично подпитого Могга угораздило упасть и сломать себе руку. Вэй на следующее утро не раз вспоминал провидение и радовался, что хоть его-то рука на месте.

Второй фестиваль был прекрасно организован и проведен, даже несмотря на то, что заявленные Faith No Моrе до Питера почему-то добраться не смогли (забудем — накануне они отыграли прекрасный сейшн в Москве). Отдуваться пришлось возрожденному из пепла Глену Хьюзу и паре-тройке людей из Europ, которые сколотили команду Glenn Hughes Band, а играть стали в основном боевики Deep Purple периода 74-76 годов, да несколько вещей из тогдашнего хьюзовского сольника Blues. На этот раз неприятность состояла в том, что концерт начинался в 23.00, а Хьюз вышел но сцену часа в 4-5, когда мозги были замутнены игравшими до него Snap и Salt’n’Peppa и изрядным количеством выпитой водки. Надо сказать, что на второй фестиваль, в отличие от третьего, я попал по чистой случайности. Благодаря усиленному и беспробудному пьянству, обнаружил я себя лежащим одним хмурым июньским утром прошлого года на полке в купе скорого поезда на перроне Московского вокзала в Санкт-Петербурге. По иронии судьбы, в тот день и состоялся заключительный концерт фестиваля, пройти мимо было невозможно.

Судя по списку заявленных имен, третий фестиваль обещал быть грандиозным и эпохальным — Mr.Big, Bad Company, Aerosmith, Whitesnake. Пока все спорили, кто же будет хэдлайнером, Aerosmith или Whitesnake, вопрос отпал сам собой, вернее, благодаря усилиям Тайлера и Со. Сделав за пару месяцев до концерта громкое заявление о визите в Совок по Headbanger’s Ball, Aerosmith, уже сидючи на чемоданах, сказали, что во время их выступления все телекамеры должны смотреть в пол, хотя в подписанном контракте говорилось обратное. Проблемы решены не были, и Aerosmith, а также почему-то и Bad Company в Питер не приехали. На 3-й фестиваль я решил аккредитоваться и, имея в руках расписание всех мероприятий, попусту тусовку разводить не стал, а двинул в Питер ближе к уик-енду, чтобы запечатлеть самые основные события. Итак,

Суббота, 18 июня

В 10.00 я был в пункте назначения и, не тратя времени зря, отправился на поиски оргкомитета. Заявившись в 15.00 в пресс-центр, я почувствовал себя кинутым: оказалось, что на фотографа, которого я с собой притащил, аккредитация есть, а на меня — нет! Отправляться восвояси с чувством полного жизненного облома я не собирался и стал выбивать себе другую, что стоило мне трех часов потерянного времени, повышенного тона в адрес организаторов, десятка телефонных звонков и обоймы расстрелянных нервных клеток. Только когда заветная синяя картонка болталась на моей шее, я смог успокоиться и позволил себе расслабиться и забыться…

Воскресенье, 19 июня

В 11.00 мое забытье было прервано мыслью, что пора собираться на пресс-конференцию с Whitesnake. Меня мучали со мнения, не постигла ли их участь Aerosmith, какой состав команды и в какой форме пребывает сам змееносец Дэвид Ковердейл. После трех лет жизни многообещающего, но не оправдавшего надежды проекта Ковердейл- Пейдж, я был довольно критически настроен в отношении Ковердейла, т.к. на альбоме тот, под стать Роду Стюарту, изливал подсевшим хриплым голосом старческие жалобы на жизнь и несчастную любовь в «Take Me For A Little While». К Whitesnake в тот момент я относился не лучше, из-за опасения, что группа плохо сыграна, т.к. была реформирована совсем недавно. Но с наступлением пресс-конференции сомнения начали развеиваться.

Пресс-конференция с Whitesnake

Представив вначале журналистам состав группы, Дэвид Ковердейл приступил к часовому марафону вопросов-ответов. Помимо Ковердейла, в группе играют: Адриан Ванденберг — гитара, Уоррен Ди Мартини (экс-Ratt) — гитара (коллеги его зовуг Wodka Di Martini), Руди Сарзо — бас, Дэвид Кармасси (экс-Heart, Coverdale-Page) — барабаны и Пол Миркович (просьба не путать с Полом Мазуркевичем из Cannibal Corpse) — клавишные.

— Почему вы решили, что хорошо поете: вам это кто-то сказал или вы догадались об этом сами?

Д.К.: «На самом деле я так не считаю. Единственное, что меня заботит, это самовыражение. Еще в детстве местный пастор привлекал меня к пению в хоре, чтобы помочь заработать карманные деньги и таким образом меня подкупал. Когда я вырос и начал курить и пить, мой голос стал более устойчивым. Моя цель — стать Паваротти в Роке».

— Кого вы считаете Королем и Королевой в Роке?

Д.К.: «Я не могу признать Короля и Королеву из-за боязни, что кого-нибудь обижу. Мне нравятся исполнители музыки соул — Билли Холидей, Тина Тернер и Мик Джаггер».

— Как собирался нынешний состав группы?

Д.К.: «До Whitesnake я работал с Джими Пейджем. Многое из задуманного не получилось из-за того, что были проблемы с его менеджером, но отношения с Джими были прекрасными. Он сейчас работает с Робертом Плантом, и я надеюсь, что у них что-то получится. У нас все было здорово. Мы сделали то, что от себя и ожидали, я считаю, что это очень хорошая пластинка. Но за три года существования проекта мы дали только 7 концертов. Я хотел приехать в Россию на прошлый фестиваль вместе с Джими, но его менеджер не разрешил мне этого сделать. Что касается присутствующих музыкантов то разговора о долговременном сотрудничестве не было. Мы собрались, чтобы просто поиграть. Мы с Адрианом у меня дома работали над песнями для нового альбома. Потом последовало приглашение поучаствовать в фестивале «Белые Ночи». Руди и Адриан были тогда заняты работой в группе Manic Eden, и я не был уверен, что они согласятся. В конце было решено привлечь музыкантов, которые неплохо знают репертуар Whitesnake. Вместе с Руди и Адрианом мы записывали последний альбом «Slip Of The Tongue» и ездили в турне. А с Дэвидом Кармасси я сотрудничал в рамках проекта Ковердейл-Пейдж.

Первое приглашение приехать в Россию было сделано 20 лет назад. Какой-то не очень трезвый советский культурный атташе в Лондоне предложил Deep Purple приехать в Россию. Мы согласились. Когда мы уже почти собрались ехать, наши приглашающие занервничали и попросили сделать концерты-прослушивания в Белграде и Загребе. Мы решили, что они абсолютные крейзи! Кончилось тем, что югославам концерты очень понравились».

— В прошлом году на фестиваль приезжал Гленн Хьюз и говорил, что у него были большие проблемы с наркотиками. Были ли у вас такие проблемы?

Д.К.: «Уоррен работал с Гленном. Мы слышали, что он находится в хорошей форме. У меня таких проблем никогда не было. Только с женщинами».

— Вопрос Адриану. Какие воспоминания от сотрудничества со Стивом Ваем?

А.В.: «Было интересно…».

Д.К.: «Клевый парень»!

А.В.: «С музыкальной точки зрения, это было очень интересно, но получилось не совсем то, чего мы ожидали. Whitesnake издавна ориентировалась на блюз, а Стиви не очень любит блюз, и у нас возникли небольшие разногласия по поводу музыкальных направлений. Но в целом было довольно интересно».

Д.К. «Адриан и Стиви — два человека, которые были созданы друг для друга. Они уважали друг друга и, когда один играл, то другой слушал. Стиви использовал песни Whitesnake, чтобы показать свои фантастические возможности. Я думаю, что совершил ошибку, пригласив его в группу. Тем не менее, мы считаем его великим музыкантом в своей отрасли. Черт возьми, не могу вообразить, что у них получится с Оззи Осборном»?!

— Сейчас многие команды распадаются, a Whitesnake держит марку более 15 лет. Какой ваш рецепт долголетия?

Д.К.: «Очень важно понимать друг друга с музыкальной точки зрения. В 90-м году мы временно расстались, потому что группа переживала кризис. И Томми Олдридж, и Стиви Вай требовали для себя слишком много внимания, каждый считал себя солирующим музыкантом».

— Какую музыку вы слушаете дома?

Д. К.: «Скорее всего, это классическая музыка XVIII-XIX веков».

— Впечатления от работы в Deep Purple. Какие были отношения с Блэкмором?

Здесь переводчик допустил ошибку, окрестив Блэкмора Дэвидом.

Д.К.: «Дэвид Блэкмор? Никогда не встречал Дэвида Блэкмора. Знаю Ричи Ковердейла! С Блэкмором были не очень хорошие отношения. Мне не понравилась манера его поведения как профессионала. Мне не хватает Джона Лорда, он прекрасный человек и великолепный музыкант. Я думаю, что мы с Deep Purple пересечемся, когда будем выступать в Европе. Я не знаю, как публика отнесется к тому, что в группе вместо Блэкмора играет Джо Сатриани».

— Какой из альбомов Whitesnake вы считаете лучшим, и какой — худшим?

Д.К.: «Моим любимым будет следующий. Что касается худшего, то когда мы 2-3 месяца назад начали работать над новыми песнями, обнаружили демо «Slip Of The Tongue», которое по качеству звука мне понравилось больше, чем окончательное сведение на LP».
— Какую бы линию поведения выбрал Дэвид Ковердейл, если бы был женщиной?

Д.К.: «Я бы тогда развлекался сам с собой. Хороший вопрос»!

— Какая, на ваш взгляд, сегодня наиболее профессиональная команда?

Д.К.: «Она перед вами! И из молодых мне нравятся Pearl Jam и Stone Temple Pilots. Для меня главное — песня. Раскрутка очередного музыкального направления занимает 5-летний период и рассчитана на молодое поколение».

— Как вы относитесь к старению?

Д.К.: «Вопрос возраста относится к коже, вину и коллегам. Я стараюсь не обращать внимания на возраст и резвлюсь до упада».

Понедельник, 20 июня. Концерт Mr.Big/Whitesnake

На стрелке Васильевского острова была построена огромная сцена и народ стал подтягиваться к месту заключительного действия. За час до выступления Mr.Big так и не смогли как следует разогреть публику. Группа играет довольно неплохой АОР, правда, чересчур занудный, а стремление Билли Шиэна и Пола Гилберта за час продемонстрировать весь свой арсенал шло в ущерб песням. Посему переходим к Whitesnake.

Whitesnake Set list: Bad Boys/Slide It In/ Love’s No Stranger/Judgement Day/Is This love/Vanderberg Solo/Don’t You Leave Me This Way/Smoke On The Water/Swinging Snakes/ Slow An’ Easy/Fool For Your Lovin’/Here I Go Again/Ain’l No Love/Still Ol The Night.

Когда банда вышла на сцену, все забыли, что перед ними выступали Mr.Big. Звук стал на порядок громче. Команда находится в отличной форме, хорошо сыграна и выкладывается на полную катушку. Уоррен Ди Мартини прекрасно подходит к Whitesnake. После экспериментов с супергитаристами Джоном Сайксом и Стивом Ваем, всю гитарную работу разделили пополам, и Уоррен играл добрую половину соляков и все слайдовые куски. У Ковердейла с голосом все в порядке. Под конец «Don’t You leave Me This Way» он спел без сопровождения куплет «Soldier Of Fortune», а потом, разговаривая с публикой, указал на двух фирмачей в толпе с репликой: «Парни, не вас ли я видел в Японии в 74-м»? Естественно, без «Smoke On The Water» не обошлось. Хотя, когда музыканты взяли первые ноты известного риффа, Ковердейл стал панически метаться по сцене, крича: «Stop it Stop it! Stop it» и спел всего один куплет. После «Неrе I Go Again» группа удалилась за кулисы, чтобы потом исполнить «Ain’t No love», когда аудитория, несмотря на языковой барьер, членораздельно спела целый куплет, и финальную «Still Of The Night». Прекрасный концерт! Строить из себя впечатлительного не было времени, т.к до отправления поезда оставалось 15 минут. И я отправился восвояси.

Роман Корж, 1995 г., журнал Rock City

Автор Jerzy Bondov
 

 


Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.