10 книг об искусстве фотографии, моды и одиночества

Чтo oбъeдиняeт мoду, музыку и фoтoгрaфию? Иx причaстнoсть к искусству. Рeдaкция издaтeльствa IST Publishing, в лицe Aнaстaсии Лeoнoвoй и Кaти Нoскo – сдeлaли пoдбoрку с 10 книг, кoтoрыe oбязaтeльнo нужнo прoчeсть, чтoбы стaть к искусству ближe. Мoдa, живoпись, музыкa либо фoтoгрaфия – выбирaйтe вaш дорога, вeдущий, тaк или — или инaчe, к сaмoпoзнaнию.

1. Oливия Лэнг. Oдинoкий гoрoд. Упрaжнeния в искусствe oдинoчeствa

Aд Мaргинeм Прeсс, 2017. — 352 с.

В instagram Oливия Лэнг o сeбe пишeт: писaтeльницa/сaдoвницa, люблю Энди Уoрxoлa и Дэвидa Вoйнaрoвичa. Ee книгa «Oдинoкий гoрoд» – aвтoбиoгрaфичeский рaсскaз кудa бoлee глубoкий и нeoднoзнaчный. Пoгрузившись в чтeниe, автор этих строк стaнoвимся свидeтeлями слoжнoгo oрнaмeнтa мыслeй писaтeльницы, пoпaвшeй в Нью-Йoрк 1960-x. Зaтeм Oливия зaтрaгивaeт интeрeсный вoпрoс: a пoчeму наш брат, сoбствeннo, дoлжны скрывaть тo, чтo oдинoки? «Бoль oдинoчeствa связaнa с пoтaeннoстью, с чувствoм, чтo уязвимoсть нeoбxoдимo тaить, скрывaть шрaмы, будтo oни oтврaтитeльны. Чтo пoзoрнoгo в жeлaнии, в пeрeживaнии нeсчaстья?». Aвтoр ищeт oтвeты в личныx истoрияx xудoжникoв с нeпрoстыми судьбaми – Энди Уoрxoлa, Эдвaрдa Xoппeрa, Клaусa Нoми, Дэвидa Вoйнaрoвичa и другиx. Тaк Oливия oсoзнaeт: искусствo спoсoбнo зaживлять рaны и пoкaзывaть, чтo нe всe шрaмы дoлжны -побывать) спрятaны.

2. Вaлeрія Оружие’янeць, Кaтeринa Нoскo. Дe курaтoрствo

IST Publishing, 2017. — 256 с.

Ктo тaкoй курaтoр? – вoпрoс, кoтoрый aвтoры нa прoтяжeнии двуx лeт зaдaвaли укрaинским художникам и кураторам. Внутри них: Арсен Савадов, Санюра Ройтбурд, Алевтина Кахидзе, Никитка Кадан, Павел Маков, Сережка Братов и другие авторы. Результатом стала воспоминания из эссе и беседа, охватывающая круг вопросов, связанных с темой кураторства. Такие принципы, как «присматривание», «наблюдательный проект», а опять же отношения между художниками и кураторами, заслуги фигуры куратора ото менеджера, арт-дилера и галериста стали держи время исследования центром бурных обсуждений и заложили начала для дальнейшего развития хватает молодой и неокрепшей в Украине профессии «куратора». За исключением этого, часть книги является систематизированным справочником с краткими описаниями выставочных проектов, институций и художественных групп, начиная с конца 1980-х годов вплоть после 2017.

3. Тіберій Сільваші. Реальність

Артбук, 2017. — 160 с.

Римское родовое имя Сильваши — малорусский художник-абстракционист. Его работы, находясь в мастерской, могут в каждый момент претерпеть изменения — дорсальный красочный слой в самом деле для художника за тридевять земель не последним, и малафья продолжает «воспитываться» на протяжении многих парение. Потому, по словам автора, «Темпера может быть закончена в пионер день и невыгодный закончена никогда». Журнал начинается с программного текста Бориса Филоненко о художественном методе Сильваши около названием «Истоки «Выращенной живописи». Римское родовое имя Сильваши и его враги», после того рассказ разворачивается через множества фотографий с экспозиций и их кратких описаний. Равно как книга содержит развернутую биографию художника, с которой мы нечаянно узнаем, что Сильваши до сей поры и футболист, писатель, палмтоп и куратор первых в Украине резиденций. И сие, безусловно, далеко мало-: неграмотный весь перечень.

4. Henri Cartier-Bresson: Interviews and Conversations, 1951–1998

Aperture; Reprint edition (June 30, 2017). — 128 с.

Застрельщик жанра документальной фотографии Анри Картье-Брессон начал свою карьеру в фотографии в 1930-м году. Миром с Робертом Капой дьявол основал крупнейшее агентство Magnum Photos и вошел в историю вроде один из самых влиятельных художников двадцатого века. В книге собраны дюжина знаковых интервью с Анри Картье-Брессоном побольше чем за тридцатник лет, его размышления о поэтики фотографии, свободе и границах приятельница. «Порой одно-единственное случившееся может содержать в себя крайне богатый, полиоэдрический, неоднозначный смысл. И о ту пору нужно углубиться изумительный все сопутствующие ему конъюнктура, чтобы ухватить стоящую следовать ним проблему. Понеже мир всегда в движении, и твоя милость не можешь окостенеть в своем отношении к тому, чисто изменчиво и подвижно», – говорит оригинатор «решающего момента».

5. Ari Versluis and Ellie Uyttenbroek. Exactitudes

nai010 publishers, 5 edition (April 30, 2013). — 296 с.

Егда в 1994-м году улицы Роттердама нечаянно заполонил новый подрывной стиль музыки — габбер (помесь электроники и хардкорного техно)— появился расчёт голландских фотографов Ари Верслуиса и Элли Эттинберг лещадь названием Exactitudes (‘exact’ + ‘attitudes’). Фотографируя портреты юных габберов, с каждым новым снимком, формировался Вотан общий портрет: бритая черепок, олимпийка, растянутые треники — неумер молодежи подчеркнуть свою особенность парадоксальным образом сработало поперек. Ant. прямо. С тех пор, получай протяжении двух десятилей, дуэт художников создает историю социальных групп и субкультур: с религиозных рокеров в Роттердаме давно итальянских женщин в мехах. Каждая групповуха сфотографирована идентичным способом, а там помещена в сетку, дай тебе подчеркнуть их сходства и различия. Через 25 лет, просто Exactitudes станет вдохновением в (видах Демны Гвасалии и его коллекции Vetements сезон-зима 2017, а Хельмут Ланг пригласит Ари удалять свой новый кампейн.

6. Жан-Клод Маркаде. Малевич

Родовід, 2013. — 304 с.

Фолиа посвящена величайшему художнику-авангардисту, мыслителю и педагогу — Казимиру Малевичу. Впервинку она была издана в 1990 году бери французском языке и стала событием, охватив эволюцию творчества глобально известного художника, родившегося в Киеве. Полиграф на этом факте делает упор, обращаясь к украинским истокам художественной практики Малевича. Конституция издания позволяет въехать, через какие этапы прошел иконописец, включая влияние народного и нового искусства, решение супрематизма вместе с «Черным квадратом» — «изнанка мира, которое поглотило вдосталь предметный мусор». Затем этого, Маркаде одиноко останавливается на анализе архитектурных и городских проектов художника, его «крестьянских» сериях разных планирование, а также результатах сих открытий. Автор заканчивает книгу размышлениями о послании, оставленном Малевичем — автопортретом 1933 годы, в котором «реальная сущность [в другой) раз] существует, но ноне ускользает от человека».

7. Рид Костелянец. Разговоры с Кейджем

Совместная издательская список Музея современного искусства «Стоянка» и издательства Ad Marginem, 2015, 400 с.

Иван Кейдж — стейтсовый композитор, философ, кропач, музыковед, художник — оттачивал домашние навыки в разгар растущего американского авангарда. Кубист и скульптор, Кейдж, тем безграмотный менее, более не (более известен как напевщик-новатор, благодаря использованию нетрадиционных инструментов и внедрению идеи экологической «случайной» музыки. Его знаменитая токката «4’33» — настоящая восстание в истории современной музыки. 4 минуты 33 секунды полной тишины, в настроенность которых сам любозритель с помощью случайных звуков окружающего решетка создает звуковую палитру произведения. Кейдж утверждал: «У основ новой музыки лежит отнюдь не новая техника и методика, а новое мышление, художественное рассудок». Именно данный новый образ мыслей и отсталый подход к созданию музыки, стал главным предметом изучения Ричарда Костелянца, некоторый собрал самые интересные отрывки собеседование Джона Кейджа получай протяжении всей жизни.

8. Франсуаза Барб-Ґалль. Як розмовляти з дітьми относительно мистецтво XX століття / везение. з франц. Софії Рябчук

Видавництво Старого Лева, 2016. — 176 с.

Кодекс, написанная для детей, получи и распишись самом деле, приставки не- менее полезна и для того взрослых. Франсуаза Барб-Галль простыми словами дает подсказки, на правах говорить об искусстве нового времени (модернизма) и современности. С детьми и безлюдный (=малолюдный) только. Без штампов и предубеждений, всемерно открыто и ясно. Решение «неужели сие искусство?», не хуже кого и возглас «я и самоуправно так могу!» — возникают гус. Поэтому нужно являться подкованным, дабы сберегать удар. Каждому, кто такой хотел бы, так чтобы их дети любили квалифицированность, книга поможет подготовиться к неожиданным вопросам о работах таких известных художников, якобы Матисс, Дюшан, Уорхол, Кунс, Дали и многих других. Новелла состоит из краткого экскурса в историю искусства XX века и рекомендаций: быть внимательным к музейному пространству, уподоблять классическое искусство и современное, надеяться художникам. А раздел «Картины с целью просмотра» горазд настоящим открытием во (избежание читателя и будущего зрителя, ввиду каждая работа в нем анализируется получай основе вероятных вопросов детей с 5 до 13 планирование.

9. Juergen Teller. Go-sees

Scalo Verlag Ac; First Thus edition (September 1, 1999), — 470 с.

В мире моды репутация немецкого фотографа Юргена Теллера отсюда следует едва ли безлюдный (=малолюдный) нарицательным. В его объективе побывало огромное число звезд: от Кейт Мосс поперед Бьорк, а его работы систематично публикуются в культовых Harper`s Bazaar, Vogue, The Face, i-D, 032c и многих других. В 1988 году, небольшая ателье Теллера, наиболее известная своими модельными снимками, располагалась в одной из улиц Западного Лондона. Нате протяжении года (с 1988 до 1999), сотни моделей были направлены агентствами к молодому фотографу, с тем чтобы сделать свои первые снэп-шоты. Юные девушки, с большими надеждами получай серьезную карьеру, были запечатлены бери пороге в «новую житьё-бытьё». Именно входная портун студии играет ведущую дело в этой книге. Снимая каждую гостью держи мыльницу у входной двери, Теллер создает индивидуальный первый серьезный расчет «Go-Sees» — 470 портретов и, хором с тем, несбывшихся надежд.

10. Евгений Харви. Люди в черном

Новое литературное панорама, 2010. — 304 с.

Эпиграфом к книге становится выборки из фильма «Бешенные псы» Квентина Тарантино: «Мистер Пинк: Отчего нельзя просто одолжить и выбрать себе фрез? Джо: Я пробовал — нуль не выходит. Миряне обязательно подерутся по (по грибы) право называться мистер Блэк». ((очень) давно избавившись от налета скорби и тоски, черная облачение сегодня является символом независимости и респектабельности. «Южанин — весьма таинственный цвет», – говорит нам Евгений Харви. Так в протяжении многих веков, цвета воронова крыла играл разные роли: в раннем Средние века черный был цветом стыда, по прошествии времени, в XV веке, он стал признаком элегантности и причастности к высшему обществу,  а в ХIХ веке и ни на маковое зерно сугубо мужским. В настоящее время же черная убор универсальна и находит свое занятие, вне зависимости ото пола и возраста. Анализируя многочисленные упражнения из литературы и живописи, Евгений Харви рассматривает разновидность людей в черном и раскрывает многообразные смыслы, которые приписывались этому цвету получи протяжении веков.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.